July 30th, 2018

mckuroske

А часики-то тикают!

В прямом смысле.

Через пару дней мне предстоит переводить на тренинге для часовых мастеров. Часы, стало быть, будем разбирать.

Несмотря на то, что я уже лет двадцать работаю с часовщиками, большая часть переговоров, разумеется, относилась к продаже, качеству, рекламе и т.п. То есть деталями механизмов мы так подробно не занимались.

Да, у меня есть куча схем и даже словарь, а также две книжки по часам - каждая на трёх языках.

Но!

Схемы, как правило, чуть-чуть (или совсем) не совпадают.

Нужная мне пара языков разнесена по разным книжкам.

Имеющиеся схемы в книжке на одном языке могут отсутствовать в книжке на другом языке.

Японская часть словаря составлена по алфавиту, а русская - по цифровому индексу. То есть я могу переводить с японского на русский, но не наоборот.

Подписи к схемам не совпадают с лексикой в словаре.

В общем, всё, как я люблю.



UPD: японцы, зайки, прислали таки презентации.
На английском.
эрдель

Как Мартюша котика встретил

Мартюша неплохо изучил "кошачьи" места. В основном это стоянки, где котики прячутся под машиной. Мартюша обычно бросается туда с боевым воплем в надежде кого-нибудь поймать.

Вчера утром лил дождь, и мы ходили по дворам. Под какой-то машиной Мартюша действительно вынюхал котика. Только вот котик оказался не робкого десятка (ну, или просто не успел удрать) и ЗАШИПЕЛ. Мартюша от удивления замер.

Дальнейшее, как водится, лучше всего описано у классика.

Оба молчали. Но было совершенно ясно, что между ними происходит следующий диалог:
КОТИЩЕ. Могу ли я быть Вам чем-то полезен?
МОНМОРАНСИ. Нет, нет, ничем, покорно благодарю!
КОТИЩЕ. Если Вам тем не менее что-либо необходимо, не стесняйтесь, прошу Вас!
МОНМОРАНСИ (отступая по Хай-стрит). Ах нет, что Вы, что Вы!.. Вовсе нет... Прошу Вас, не беспокойтесь. Я... Я, кажется, ошибся. Мне показалось, что мы знакомы. Покорно прошу простить, что я потревожил Вас.
КОТИЩЕ. Пустяки, рад служить. Вам действительно ничего не нужно?
МОНМОРАНСИ (по-прежнему отступая). Нет, нет, благодарю... Вовсе нет... Вы очень любезны! Всего доброго.
КОТИЩЕ. Всего доброго.
После этого Котище поднялся и продолжил свой путь, а Монморанси, тщательно спрятав то, что он называет хвостом, вернулся к нам и занял малозаметную позицию в арьергарде.
До сих пор стоит только сказать Монморанси: «Кошки!» — он съеживается и умоляюще смотрит, словно бы говоря:
— Не надо! Пожалуйста.


Надо попробовать, кстати, поманипулировать этим словом.